woman-1889812_1920

Вместо матери — дыра

Я давно хотела написать пост про взаимосвязь депрессии и отношенями с матерью. Читала научные исследования, переводила с английского.

Но знаете, не то все это. Да, там показаны научные взаимосвязи между депрессией молодого поколения и их отношениями с матерью. Если мама не поддерживала, была равнодушной, то у парня или девушки могла возникнуть депрессия.

Но звучит это слишком просто, как строка в некрологе районной газеты. Дескать, умер вчера господин Хороший 1900 года рождения от продолжительной болезни.

Жалко, конечно, но будто вся его личность только и вмещается в одну печатную строку, за которой не стоит никаких чувств и историй.

А когда я наткнулась на статью французского психоаналитика Андре Грина про «Мертвую мать», мне задумалось рассказать об этом по-особенному. Хотелось кричать словами Грина.

Почему мать «мертвая»?

Мертвая она, конечно, не физически, но психологически. В силу какого-то личного горя, дурацких обстоятельств: потери другого ребенка, вынужденного аборта, случайного выкидыша, плохих отношений с мужем или своими родителями.

Грин ярко об этом пишет: «ребёнок идентифицируется не с матерью, а с дырой».

Страшно, что вместо матери у человека дыра. В переносном смысле, конечно.

Будто эта мертвенность передается от матери к ребенку с первыми каплями ее «мертвого» молока, с первым безулыбочным взглядом.

Такая мать ухаживает за ребенком чисто технически, как за брусочком плоти, который нужно кормить и переодевать. Не более того.

Что с ребенком?

Ребенок нуждается в матери не только как в источнике молока, тепла, безопасности. Человеком нас делает человек. Потребность у нас в душевной энергии как в воздухе. С «мертвой матерью» ребенку приходится опираться на ту, что есть. Он перенимает ее холодность, безжизненность, депрессивность.

Как во взрослой жизни?

Такие пациенты \ клиенты в будущем говорят: «холодно под кожей, в костях. Они чувствуют, как смертельный озноб пронзает их насквозь».

Молодые люди, которых растила такая «мертвая мать» ищут лишь плотское удовольствие, без нежности, без чувств к другому.

Молодой человек жалуется на то, что у него «крокодил не ловится, не растет кокос». Жизнь неинтересна, между ним и другими пропасть. И лишь психостимуляторы отнимают его от этой колючей, негостеприимной реальности. Как от своей «мертвой матери».

Жуткая картина, не правда ли?

Что бы вы на все это сказали?