Psikhopatologiya-obydennoy-zhizni

Анализ работы З. Фрейда «Психопатология обыденной жизни»

1. Память в психоанализе.

В работе З.Фрейда «Психопатология обыденной жизни» затронуты проблемы памяти и забывания, при этом на примере нескольких различных видов забываний, а именно: забывание собственных имен, забывание иностранных слов, забывание имен и словосочетаний, забывание впечатлений и намерений и др., показан механизм и причины такого рода расстройств (амнезии).

Основная проблема памяти, как видится на первый взгляд, автором подчеркнута в следующем виде: человеку не удается вспомнить имя, информацию, факт. Но при этом намерение позабыть не имело ни успех, ни провал, поскольку вместо позабытого у человека вскрывается целый ряд связанной с этим фактом информации. Разбор взаимосвязей и позволяет Фрейду раскопать истинный смысл и мотивы забвения.

Примечательным является тот факт, что автору удалось на колоссальном для научного труда количестве примеров выделить единый источник проблемы — мотивированное вытеснение. Автор несколько раз подчеркивает то, что в бессознательном рождается некий протест тому ходу мыслей, исходящий из чего-либо вытесненного. С данной мыслью сложно не согласиться, к тому же автор привел множество ярких примеров, которые послужили иллюстрациями, описывающими данного рода проблемы памяти.

В качестве причины забывания Фрейд постулирует мотив неудовольствия (Unlustmоtiv). Имея некоторое представление о работе защитных механизмов можно согласиться с тем, что мнение автора звучит обоснованным и логичным, однако не до конца понимается тонкая взаимосвязь между мотивом неудовольствия и защитой: каким образом запускается данная защита, например, в случае ярких неприятных воспоминаний, находящихся на сознательном уровне, она не работает? Почему сильные отрицательные события не покрываются данными защитами, т.е. речь может идти только о неявно обозначенных / бессознательных страхах и неудовольствиях?

Неоднозначным и несколько неаргументированным приводится описание композиции/ архитектоники душевного аппарата. Данную композицию Фрейд понимает в виде некоего «наслоения ряда инстанций, находящихся одна на другой», однако, каких либо логических рассуждений по данному вопросу не представлено. Поясняющим комментарием к функционированию данной архитектоники является понимание того, что возникает стремление к отпору, защите со стороны низшей психической инстанции, которая парализуется другими, высшими. Можно ли тут привести аналогию структуры психики: Я – Сверх-Я – ОНО, остается пока невыясненным.

2. Инфантильная амнезия

Для автора загадка инфантильной амнезии возникает в виде следующего вопроса: почему детские воспоминания забываются несмотря на то, что ум и интеллект ребенка позволяет запомнить и анализировать большое количество информации в детском возрасте. В данной работе Фрейд приводит связь детских переживаний и амнезий, лежащих в основе образования невротических симптомов. При этом им описывается особый вид воспоминаний (по аналогии со снами), а именно: зрительные воспоминания. На основании личного опыта и переживаний следует полностью согласиться с автором, поскольку зрительные впечатления носят самый яркий и запоминающийся характер, а информация, передаваемая в снах или детских воспоминаниях в виде звуков либо с помощью других органов чувств не оставляет такого яркого следа и эмоций.

Фрейд выстраивает логическую взаимосвязь ряда воспоминаний, как то: прикрывающие воспоминания; предваряющие воспоминания и примыкающие воспоминания, которые ассоциативно образуют плеяду взаимосвязанных воспоминаний. На основании этого делается вывод о наличии тенденции благоприятствующей одному воспоминанию и стремящемуся поставить преграду для другого. Полагаю, что данный вывод им сделан на основании упомянутого мотива неудовольствия и механизма забывания. То есть он указывает на построение защиты от травмирующих воспоминаний.

Автор указывает, что на основании проведенных им серий анализов ряда людей поручиться за правильность уцелевших детских воспоминаний невозможно в силу их искажения и перевернутости во времени, пространстве. Причину такого искажения он видит в наличии сил позднейшей жизни, которые оказали свое воздействие на способность припоминать переживания детства. На самом деле, поначалу сложно согласиться либо опровергнуть мнение автора без анализа историй, фактов и событий из детства. Однако, при проведении даже краткого анализа фактов и подтверждения их с взрослыми очевидцами личных детских событий можно проследить наличие так называемой позднейшей обработки детских воспоминаний, которая произошла в более позднем периоде. Таким образом, полагаю, что темпоральность психического представляется в данном контексте как изменение отношения к фактам и событиям в зависимости от периода времени анализа: детские впечатления могут не совпадать от впечатлений от тех же самых событий во взрослом/сознательном периоде.

3. Феномены психопатологии обыденной жизни и их механизм.

Автор, описывая механизм забывания для имен, иностранных слов, словосочетаний, впечатлений и намерений, подчеркивает его единую основу, которая заключается в том, что слово/словосочетание/намерение соединяется ассоциативно с неким бессознательным представлением, являющимся драйвером акта забвения. Примечательно, что Фрейд привел достаточно большую доказательную базу для вычленения единой основы механизма забывания.

Впечатлил также тот факт, что в основе любого случая забывания имени либо факта лежит некое неприятное личное отношение к данному факту либо имени. То есть, можно сделать вывод о том, что к положительным событиям данный механизм забывания не относится, либо положительные события незабвенны. С другой, стороны, такой вывод на 100% сделать нельзя, поскольку в обыденной жизни имеется достаточно широкий спектр как положительных, так и отрицательных событий, которые подлежат забвению.

Возвращаясь к механизму забывания, следует также выделить так называемый «комплекс/ток самоотношения», которое имеет наибольшую силу. Данное «самоотношение» представляется некой функцией, необходимым условием, которое всегда служит пусковым крючком для запуска механизма забывания. Таким образом, для того, чтобы было что-то забыто либо некорректно воспроизведено, важно наличие личного неприятного отношения к ситуации, последующего запуска ассоциативных цепочек мыслей/фантазий, протекающих на бессознательном уровне. Справедливость данного механизма можно наблюдать на основе анализа фактов и событий из личной жизни, однако на данном этапе остаются открытыми ряд вопросов, связанных с механизмом забывания и непрерывным током самоотношения, которые возможно, будут разрешены при последующем изучении работ автора. Вопросы, на которые не удалось найти ответы в работе, состоят в следующем:

  1. в какой момент запускается механизм забывания: до того, как был задан сознательный вопрос о конкретном имени/иностранном слове, либо данный механизм включается в бессознательном уже в тот момент, когда с ним изначально связывается неприятное воспоминание?
  2. чем обусловлены феномены психопатологии обыденной жизни: почему именно неприятные воспоминания и самоотношения к ним подлежат забвению? Является ли это только защитным механизмом работы бессознательного или имеются иные причины?

4. Множественный детерминизм психического и «свобода воли».

Проблема детерминизма описана Фрейдом в виде понимаемого следующим образом феномена: все случайно выбранные имена или числа на самом деле не являются детищем случая, а играют определенную роль в нашем психическом. С помощью ряда ассоциативных связей он показывает работу предопределенного выбора, который на первый взгляд может и показаться случайным. При этом автор делает вывод о том, что на основании принципа детерминизма такое понятие как «свобода воли» может быть оспорено. Примером служит ряд мелких событий, фактов из жизни пациентов. Анализируя собственные ежедневные поступки действия можно согласиться с мнением автора, однако, при прочтении примера, с параноиками не удалось проследить логическую взаимосвязь между теми явлениями, которые подмечают параноики и поступками обычных людей. Сложно представить то, какие неслучайные события могут совершать люди, чтобы люди с диагнозом паранойи смогли сделать вывод о том, что понятие «свобода воли» размыто, а все поступки предопределены нашим бессознательным.

5. Суеверие, психоанализ и паранойя.

В психоанализе упор делается на то, что наши действия и поступки предопределены нашим внутренним мотивом: осознанным либо неосознанным. В случае суеверия и паранойи происходит обратное отношение к проблеме свободе воли и детерминизму. Суеверный человек настроен на то, что внешний случай реален, а при совпадении каких-то событий / примет, делается вывод о неслучайности произошедшего. Аргументы, приводимые автором достаточны полны и весомы, а анализ личного прошлого опыта позволяет согласиться с выводами о том, что суеверие является подавленным чувством ожидания несчастья. Полагаю, что оно свойственно многим людям в силу неопределенности событий в будущем: человек заранее подготавливает себя к негативным случаям для облегчения психических переживаний в случае наступления реального несчастного события. Вера в вещие сны, предсказания является всего лишь верой, которая не основана на систематически происходящих событиях, а следовательно, и не имеет доказательной базы.

Примечательным является описание феномена «дежавю» как бессознательной фантазии. Дежавю является неосознанным и недоказанным ощущением ранее произошедшего события в прошлом, однако связь, которую делает автор со всеми фактами суеверия, паранойи кажется поразительной, но при этом можно проследить единый психологический феномен между ними.