Psikhologiya-mass

Анализ работы З. Фрейда «Психология масс»

Масса

Фрейд при противопоставлении индивидуальной и массовой психологии не находит между ними существенных отличий. При этом он подчеркивает, что противопоставление социальных и нарциссических душевных процессов входит в область психологии личности и не используется как отличительная характеристика для отделения психологии личности от массовой психологии. При первоначальном прочтении данного тезиса не сразу понятно, что именно имеет ввиду автор: имеется ввиду наше отношение к членам общества либо наши нарциссические желания? Однако, далее он поясняет это следующим образом: отношение личности к членам социума (к родственникам, друзьям и близким) – это отношение к конкретной личности, а не к массе людей в целом. При массовой психологии – это влияние на человека отношений с большим количеством людей (массой) единовременно и в целом. Под отдельным человеком он понимает члена сообщества, который при соединении с несколькими такими же членами превращается в массу. С точки зрения социальных наук с таким обобщением, сделанным автором, можно согласиться, поскольку не выявляются какие-либо ярые противоречия.

При этом Фрейд спорит с теми, кто выделяет существенные отличия между массовым и индивидуальным психологическим поведением. И при этом отмечает, что социальные явления берут свои начала в семейных отношениях. В настоящее время мнение автора также подкрепляется опытом индивидуальной и коллективной психоаналитической терапии.

В своей работе Фрейд приводит критику трудов Лебона, выделяя в ней ряд противоречий и недоработок:

  1. Лебон говорит о массовой, коллективной душе, которую приобретают индивиды, ставшие членами массы, при этом они по разному мыслят и чувствуют, нежели чем действовали и мыслили по отдельности. То есть масса по Лебону – это не сумма членов ее составляющих, а некая новая характеристика. Однако Лебон не отвечает на вопрос о том, что является связующим звеном в массе, что является такой характеристикой массы?
  2. Лебон говорит о том, что в массе расовое бессознательное вступает на первый план. Фрейд считает, что обнажается не расовый, а бессознательный фундамент, который у всех одинаков.
  3. Лебон придает слишком большое значение появлению новых качеств в массе, Фрейд, однако, на этом акцента не делает, подчеркивая тот факт, что в массе устраняются вытеснения и на первый план выходят проявления бессознательного.
  4. Хоть Лебон и упоминает вскользь о заражаемости массы, но Фрейд придает этому феномену гораздо большее значение.
  5. Недостаточное разграничение Лебоном понятий заражаемости и повышенной внушаемости. Фред истолковывает заражение как влияние друг на друга отдельных членов массы, а внушение в массе – подобны феноменам гипнотического внушения. При описании внушения Лебон также не упоминает ничего о внушающей фигуре – гипнотезере.
  6. Лебон не формирует описание фигуры вождя массы, закономерности массообразования у него с выделением образа вождя недостаточно четко описаны. Также не упоминается в его работе описание роли вождя и такого явления, присущего вождю, как наличие власти, или престижа.
  7. Фрейд в критику Лебона замечает, также, что и массовая душа способна к мыслительной работе с принятием великих решений, к сотворению произведений искусства.

Обобщая позицию Фрейда относительно работы Лебона можно сказать о том, что Лебон не вводит новизны в описание понятия и проявлениях массовой души. Также, на по его мнению не является новым взгляд Лебона о торможении коллективом интеллектуальной деятельности и о повышении в массе эффективности. Фрейд подчеркивает тот факт, что Лебон описал далеко не все проявления массовой души, а также что эти проявления носят прямо противоположный характер. При дальнейшем прочтении работы Фрейда можно говорить о том, что он детально рассматривает вышеупомянутые вопросы, по которым критикует недоработки своих предшественников, изучающих вопросы массовой психологии.

Стоит отметить, что Фрейд выражает искреннее удивление тому факту, что самым ярким феноменом массы является повышение аффективности, вызванное в каждом отдельном ее члене с помощью так называемого эмоционального заражения. Далее на страницах своего произведения он уделяет большое внимание данному вопросу.

В итоге Фрейд отмечает, что в работах по массовой психологии есть противоречия, которые он попытается устранить в своем труде, что ему во многом удается.

Виды масс по Фрейду

Под искусственными Фрейд понимает те массы, которым необходимо внешнее принуждение. При этом попытка выхода строго наказывается. Пример таковых в современном мире достаточно разнообразен, поскольку и в настоящее время достаточно популярна поговорка «кто не с нами, тот против нас», которая применяется как в массах с простым аппаратом управления, так и в более сложных и структурированных (например, политические партии).

Автор говорит о том, что в церкви и войске культивируется наличие верховного властителя, который, как позиционируется, любит каждого отдельного члена массы равной любовью. Фрейд считает это иллюзией, с чем мы не можем с этим не согласиться, поскольку иное являлось бы абсурдным и практически не выполнимым. На этой иллюзии, по его мнению, все и держится в массе. Христос и Полководец играют схожие роли к представителям паствы и войска. Примеры руководства массами со стороны выдающихся полководцев (Македонский, Наполеон, Суворов и др.), а также пророков (Иисус, Магомет) подкрепляют выводы, сделанные Фрейдом в данной работе.

По мнению автора либидинозный фактор лежит в основе сплочения членов массы. Каждый член массы (человек) либидинозно связан как с вождем, так и с другими индивидами. Проверить данный тезис можно практически, вступив в какую-либо массу под руководством вождя, либо вспомнив примеры из истории, кинематографа. При этом одним из главных явлений массовой психологии Фрейд считает несвободу в массе отдельного человека, что также подкрепляется примерами личного или наблюдаемого со стороны участия в массовых образованиях.

Либидные связи в массе

Фрейд уделяет внимание аспектам повышения аффектов и снижения мыслительной работы в примитивной массе. Однако, не совсем прозрачным является термин «примитивная масса», поскольку она может включать как определение объединение (стада) древних народов, так и современные простые массообразования. Фрейду важно найти психическое объяснения душевного изменения, происходящего под влиянием массы, с чем он практически справляется. Так, например, по его мнению, следующие аспекты не является таковыми:

  • рациональные объяснения (инстинкт самосохранения);
  • внушение (по мнению Лебона, Макдугалла).

Фрейд не сомневается в том, что мы впадаем в аффект, признаки которого замечаем в другом человеке. Постулируя наличие аффективности при вступлении в массу, Фрейд подходит к понятию либидо, тем самым уходя от объяснения душевных изменений посредством внушения на членов массы.

Как мы уже сталкивались, либидо – это его термин из области учения об аффективности. Однако, при введении этого термина в работе не сразу понятна его взаимосвязь с массовыми феноменами. Но далее при упоминании термина «аффективност» картина для читателя проясняется. Либидо трактуется им как энергия первичных позывов, как любовь. Таким образом, автор синонимизирует первичные любовные позывы и первичные сексуальные позывы.

Следует согласиться с мнением автора о том, что любовные отношения представляют собой сущность массовой души, ибо:

  • Масса объединяется некой силой;
  • У индивида возникает потребность, а не противоборство (т.е. из любви действовать в интересах массы).

При этом сложно представить, что такой объединяющей силой может быть менее мощная, энергетически заряженная сила, либо сила, имеющая негативную степень окрашенности.

Рассматривая вопросы взаимоотношения людей друг к другу в аффективной среде, Фрейд приводит следующую цепочку умозаключений:

  • Существует непереносимость слишком интимного приближения между людьми и формирование осадка враждебных чувств;
  • При образовании массы и в массе наблюдается исчезновение такой нетерпимости;
  • Исчезновение непереносимости как результат ограничения нарциссизма возникает вследствие либидинозной связи с другими людьми;
  • Таковыми связями являются, как было упомянуто автором ранее, любовные первичные позывы, которые не потеряв энергии, все же отклонились от непосредственной цели.

Логика, построенная автором в своей работе, позволяет прояснить читателю общую картину построения аффективных связей в массообразованиях и согласиться со сформулированными выводами.

Однако, рассматривая такой феномен, как паника Фрейд говорит о том, что аффективные связи в массе разрываются, а опасность для ее членов кажется существенно выше. Паника с его точки зрения — это разложение массы (потеря связи с вождем). Вследствие этого появляются жестокие и враждебные импульсы к другим людям, которых ранее не было. При обращении к примерам панических состояний армии во время сражений, либо масс людей, охваченных паникой в социально-бытовых ситуациях в современном мире, разрыв аффективных связей при панике является неопровержимым фактом.

При этом автор выстраивает параллели между массовым страхом (паникой) и невротическим страхом отдельного индивида, что в свою очередь подтверждается его ранее сформированными выводами.

Идентификация

Фрейд разрабатывает механизм массообразования на основании принципов идентификации, как самых ранних проявлений эмоциональной связи с другим лицом. Его выводы подкрепили следующие особенности идентификации:

  • Возникновение эмоциональной связи с объектом;
  • Замена либидинозной связи;
  • Возможность идентификации при каждой вновь замеченной общности с лицом, не являющимся объектом сексуальных первичных позывов.

Если взять за основу первоначальные вводные, предлагаемые автором относительно особенностей идентификации, можно согласиться со сформулированными им выводами о том, что идентификация является механизмом образования масс и формирования в ней эмоциональных связей между объектами таких масс.

Фрейд выделял разницу между идентификацией с отцом (кем хотят быть) и объектным избранием отца (чем хотят обладать), выделяя при этом об амбивалентность чувств: от выражения нежности до желания устранения. Примеры такой идентификации в настоящее время являются одними из типичных прорабатываемых вопросов при работе психоаналитика с пациентами.

Фрейд также рассматривал идентификацию при невротическом образовании симптомов и говорил о том, что идентификация лишена объектного отношения к копируемому лицу (психическая инфекция). Мнение автора относительно психической инфекции сложно каким-либо образом прокомментировать, поскольку он не приводит более детальной цепочки рассуждений, на основании которых был сделан данный вывод.

Связь влюбленности, гипноза и массообразования

Функция Я-Идеала, которую описывает Фрейд формируется следующим путем:

  • При возникновении влюбленности возникает психическая захваченность объектом, диктуемая сексуальными первичными позывами в целях прямого сексуального удовлетворения (низменная чувственная любовь), таким образом:
  1. объект освобождается от критики
  2. большая часть нарциссического либидо перетекает на объект
  • Происходит замена объекта никогда не достигнутого Я-Идеала (объект занимает место Я-Идеала).

При этом Фрейд связывает понятия гипноз, влюбленность и массообразование. Он приводит доказательства того, что влюбленность близка к гипнозу, гипнотезер занял место Я-Идеала. При этом с логикой и выводами автора нельзя не согласиться. Фрейд подчеркивает, что поскольку влюбленность схожа с гипнозом, а гипнотическая связь – образование массы из двух лиц, таким образом он связывает массообразование и влюбленность. При этом образование масс занимает промежуточное положение между гипнозом и влюбленностью:

[Влюбленность ←Образование масс → Гипноз]

Рассматривая либидо, замену Я-идеала, влюбленность Фрейд выводит формулу либидинозной конституции массы, которая подытоживает его рассуждения о логике построения масс при связи с функциями «Я».

Масса и первобытная орда.

Рассматривая массу, Фрейд доказывает тот факт, что логика построения массы схожа с процессом построения и функционирования первобытной орды:

  1. Осуществление регресса психической деятельности к более ранней ступени (то, что характерно для дикарей и детей);
  2. Отдельный индивид находится во власти установок массовой души. При этом выполняется суггестивное влияние: не только от вождя, но и от каждого индивида на каждого другого индивида;
  3. Осуществление процесса идентификации: формирование таких социальных чувств, которые основаны на изменении первоначально враждебных чувств в связь положительного направления.

Вышеуказанные характеристики также присущи и такому образованию, как первобытная орда (базируясь на описаниях историков и антропологов).

При этом Фрейд приводит критику сформированных до него мнений о том, что стадный инстинкт неразложим, примарен как инстинкт самосохранения (возражение Троттеру). Троттер исходит и того, что необходимые у массы психические феномены берут начало в стадном инстинкте, как в продолжении многоклеточности. По его мнению, отдельный индивид чувствует себя незавершенным, если он один.

Страх маленького ребенка Троттер рассматривает как стадный инстинкт, а Фрейд утверждает, что этот страх обращен к матери. По данному вопросу следует согласиться с обоснованием Фрейда в связи с более поздними открытиями, произведенными в психоанализе детей, а также исходя из практического наблюдения за поведением детей при общении с матерью либо членами масс (например, социальных сообществ).

Таким образом, Фрейд модифицирует высказывание Троттера о том, что человек животное стадное, на то, что «человек – животное орды, особь, предводительствуемая главарем орды». Данные выводы основаны на упомянутых ранее выводах автора относительно логики массобразования и процессов формирования либидозных связей в массе.

Прояснение механизма гипноза

После прояснения механизмов массообразования и основ гипноза Фрейд демонстрирует, каким образом он функционирует в массе на примере первобытной орды:

  • Исходные предпосылки Фрейда:
  1. Масса – вновь ожившая первобытная орда;
  2. Психология массы – древнейшая психология человечества;
  3. Любовь ограничивает нарциссизм;
  4. Праотец принуждает «сыновей» к воздержанию, то есть к массовой психологии;
  5. Гипнотезер похищает волю субъекта, обладает силой- животным магнетизмом, что носит характер табу у примитивных народов.
  • Объяснение Фрейдом механизма гипноза на примере орды:
  1. Демонстрация любви. В первобытной орде поддерживается иллюзия о том, что вождь любит каждого ровным и справедливым образом (идеалистическая переработка условий первобытной орды: все сыновья знали, что их одинаково преследует отец и одинаково его боялись).
  2. Концентрация внимания/похищение воли. Гипнотезер как и вождь орды требует смотреть ему в глаза, что является трудновыносимым. Он избегает направлять сознательное мышление субъекта на свои намерения. Субъект концентрирует свое внимание на гипнотезере, устанавливая с ним связь и готовность к перенесению внутренних процессов.
  3. Пробуждение страха перед родительской фигурой. При гипнозе будится у субъекта часть его архаического наследия, которое проявлялось и по отношению к родителям. У субъекта при этом оживало представление о сверхмогущественной и опасной личности. Аналогичное отношение первобытного человека орды к праотцу.

На основе сделанных ранее выводов хотелось бы отметить, что Фрейд объясняет принудительный характер массообразования, в т.ч. происхождение первобытной орды с помощью гипноза (внушения), основанное не на мыслительной работе, а на эротической связи, что не совпадает с выводами, сделанными ранее его предшественниками. Однако логичность рассуждений и приведение доказательной базы позволяет согласиться с мнением автора.

Ступень в конституировании человеческого Я

Как можно предположить после прочтения данной главы работы Фрейда о массах, он рассуждает о процессах формирования человеческого «Я». Данная глава является, на наш взгляд, наиболее трудно анализируемой с точки зрения ее логики и формировании выводов.

Как отмечает автор, в массе отельный человек отказывается от своего «Я-идеала» и заменяет его массовым идеалом, воплощенным в вожде. Далее объяснение либидозной структуры массы он сводит к различию между Я и Я-идеалом и двойному виду связи: идентификации и замещению Я-идеала объектом. «Я» становится в положение объекта по отношению к развившемуся из него «Я-идеалу». Затем в процессе развития человека происходит разделение душевного мира на связное «Я» и на бессознательно вытесненную часть. Устойчивость которого подвержена постоянным потрясениям. К сожалению, недостаточность примеров и пояснений не позволяет нам согласиться либо опровергнуть данный ряд умозаключений. Однако работы Фрейда и далее построены на таком разделении, что говорит о том, что от своих выводов он со временем не отказался.

По мнению автора разделение «Я» и «Я-идеала» не может выноситься длительно и временами должно проходить обратный процесс. Также он рассматривает процесс совпадения чего-либо между «Я» и «Я-идеалом», что является триумфом для «Я».

Фрейд рассуждает о механизме смены мании и меланхолии. Я-идеал таких людей растворяется в «Я». В случае мании «Я» и «Я-идеал» сливаются. Несчастье меланхолика – раскол между инстанциями «Я», при котором идеал осуждает «Я». При этом автор поднимает вопрос о том, следует ли искать причину измененных отношений между «Я» и «Я-идеалом» в периодических возмущениях против новой институции или это зависит от иных причин и приходит к выводу, что переход к мании не является обязательным при меланхолии и наоборот.

Суммируя вышесказанное можно отметить тот факт, что хоть Фрейд и упоминает о сложном механизме конституирования «Я» и разделение его на «Я-идеал», однако, он не приводит достаточных примеров и более подробной логики рассуждений, которые бы позволили проследить сделанные им выводы и умозаключения.