O-narcissizme

Анализ работы З. Фрейда «О нарциссизме»

1. Понятия «нарцизм» и его происхождение.

Из-за неоднозначностей и проблем перевода в современной литературе по психоанализу существует несколько одноименных терминов: «нарцизм», «нарциссизм». В большинстве переводов эти термины употребляются как синонимы, однако, могут встречаться источники, где употребляется термин и «нарцизм», и «нарциссизм», но различия между ними, как правило, не уточняются. Фрейд начинает повествование о том, откуда появился термин «нарцизм» и посвящает читателя в историю вопроса. Он говорит о том, что ранее этот термин применялся к состоянию, когда человек относится к своему телу как к сексуальному объекту. Легенда о нарциссе дополнительно подтверждает данную гипотезу; перечитывая мифы Древней Греции можно вспомнить, что Нарцисс был наказан богами за отвержение нимфы Эхо и влюбился в свое зеркальное отражение в воде. Он так и умер от безответной любви к своему зеркальному образу. Тут, конечно, встает вопрос: а что / кого полюбил Нарцисс? Свое отражение в зеркале или же самого себя? Далее в тексте своей работы Фрейд уточняет, что все-таки себя нарцисс полюбить не может, получается, такая полупсихотическая, нереальная ситуация.

Сам же Фрейд называет нарцизм извращением, встречающимся также у многих гомосексуальных лиц и нарциссечески организованных невротиков, которых, по его мнению, было затруднительно лечить.

2. Нарциссизм сквозь призму психозов. Парафрения: бред величия и перенесение либидо нагрузок с объектов внешнего мира на собственное Я.

Интересно, каким образом автор рассматривает понятие нарцизм сквозь призму психотических расстройств: шизофрении и парафрении. У таких больных Фрейд наблюдал бред величия и потерю интереса к окружающему миру (к лицам и предметам). Причиной тому он считал отщепление либидо от внешних объектов. При отрыве либидо от внешних объектов и прикреплении его к Я и возникает состояние, называемое им «нарцизмом». Данные выводы интересно дополнила Франсуаза Дольто, описав так называемую «стадию зеркала», которую проходят маленькие дети в своем психо-физиологическом развитии. При этом Дольто говорила о первичном нарцизме, а Фрейд, как можно понять, ведет речь уже о вторичном, который появился на фоне первичного нарциссизма. Также можно проследить некоторую связь между работой Фрейда «О нарциссизме» и «Скорбью и меланхолии», в обоих этих произведениях автор затрагивает особые состояния человеческой психики, подвергшиеся тем или иным вариативным отклонениям от так называемой стандартной – здоровой или невротической.

Фрейд также сравнивает невротика и шизофреника (парафреника), каким образом у них функционирует и изменяется объектное либидо и Я-либидо. Разделяя невроз и психоз (разные типы конфликтов), он говорит о том, что первично либидо концентрируется на собственном Я, которое впоследствии переносится на объекты, и этот процесс не окончательный. При этом у психотика конфликт возникает с внешним миром. Видимо, таким образом он обосновывает тот факт, что в процессе жизни человек может заболеть каким — либо из видов шизофрении, то есть связывает это с подвижностью и хрупкостью либидо и его подверженностью конфликту.

Достаточно логично автор приводит взаимосвязь Я и объект – либидо, говоря о так называемом законе сохранения энергии: если Я-либидо ослабевает, то объект-либидо усиливается, и наоборот. Также интересно, что автор анализирует в принципе концепцию Я через понимание шизофренических состояний.

3. Различие фаз аутоэротизма и нарциссизма. Ключевая роль последнего в отношении формирования инстанции Я.

Фрейд одновременно говорит про взаимосвязь и различие фаз аутоэротизма и нарциссизма. При этом он делает акцент на том, что Я у индивида не имеет структуры единства, и для его формирования в единое целое необходимо некая движущая сила в виде нарцизма. Противопоставляя Я и аутоэротизм автор говорит о том, что аутоэротические силы первичны. При этом Фрейд также противопоставляет Я-либидо и объект либидо – сексуальное влечение, метафорически сопоставляя их с понятиями голода и любви. Когда он приводит такие метафоры, то становится более понятны данные различия. В целом очень важно, что он выделяет разные типы либидо, говорит о нем, не как о единой энергии, влияющей на развитие и жизнь человека, но и как бы дает читателю понять, а каким оно собственно бывает и как, и куда движется.

Интересной является мысль о том, что интроверсия сексуального (объектного) либидо приводит его к концентрации на Я и, тем самым ведет к потери функции реальности. Данное умозаключение логическим образом встраивается в структуру работы и дополняет ранее сказанные Фрейдом выводы о подвижности либидо. Данный вывод дополняется им анализом шизофренических пациентов и спор с идеями Юнга о том, что теория либидо не в состоянии объяснить развитие шизофрении.

Удивительно, что Фрейд пришел к умозаключению о том, что интроверсия либидо может возникнуть только у невротика. И почему она не может возникнуть и у здорового человека хотя бы временно? Видится, что внешние объекты становятся воображаемыми на некоторое время у достаточно большого количества людей.

Остается открытым вопрос, что является первичным: возникновение структуры Я или первичного нарциссизма; каким образом они связаны между собой? Видимо, одно не может существовать без другого. Также открытыми остаются вопросы, как может нарцисс любить себя, если в этом уже заключено противоречие? Возможно ли его удовлетворение без перехода на внешние объекты? Пока напрашивается ответ отрицательный, однако, может быть, этот вопрос стоит дальнейшего размышления. На первый взгляд нарциссы кажутся счастливыми и самодостаточными, но при применении к ним техник психоанализа отображается совершенно противоположная картина.

4. Попытка понимания нарциссизма через ипохондрию и любовь.

Органическая болезнь, ипохондрия и любовь помогают Фрейду понять движение и организацию либидо.

Фрейд приводит пример влияние на либидо физической болезни, при которой все либидо концентрируется в Я. Останавливаясь на примере переноса либидо, автор переходит к описанию подвижности либидо в случае с ипохондрией, при которой либидо отделяется от объектов внешнего мира. Приводит взаимосвязь повышения / понижения эрогенности в каких – либо органах и распределении либидо при ипохондрии.

Он также рассматривает застой либидо как ощущение как нечто неприятного, проявления высшего напряжения. При этом он рассматривает этот застой как по отношению к невротику, так и психотику. При застое либидо объекты получаются не реальные, а фантазийные. При этом возникнувшее желание нарцисса выздороветь сталкивается с рядом тупиковых ситуаций, а именно у психотической личности могут возникнуть стадии величия, бреда, что вызывает у здоровых людей недопонимание, хотя таким образом нарцисс пытается достать из недр своей психики признаки заболевания, ведомый стремлением к психическому здоровью. Парадоксально звучит, конечно: бред как способ самоисцеления. Но именно так это и работает, если довериться авторитету автора.

Фрейд ставит вопрос о необходимости преступления границ нарциссизма и сосредоточения своего либидо на объектах. И отвечает на него сразу же – что необходимость в этом возникает, когда концентрация либидо на Я переходит определенную границу. Интересно было бы дальше развить данную мысль: сколько нужно либидо для каждого конкретного человека, чтоб данная граница могла быть пройдена? В чем измерить этот переход? Плавный ли это процесс или процесс резкого воздействия?

При возникновении любовного чувства автор говорит о том, что сначала сексуальные влечения присоединяются к удовлетворению влечения Я и впоследствии отделяются в область внешнего объекта.

5. Два способа выбора объекта: примыкающий (опорный) и нарциссический.

Фрейд вводит понятия «ищущий опоры тип» (при невротической любви) и «нарциссический тип» (например, при гомомсексуальной любви) выбора субъекта. Он даже приводит некоторую классификацию путей выбора объекта, которую интересно было бы рассмотреть в динамике развития личности, которая подвергается психоанализу. Может ли одно и то же лицо выбирать в начале анализа по нарциссическому типу объект, а в конце успешного анализа – по объектному типу? Наверное, да, такое может быть возможно. Особенно интересно такую череду смену объектов наблюдать у лиц бисексуальных.

В любом случае Фрейд говорит о том, что для любви безусловно нужен объект, но в первом случае он выбирается по образу вскармливающей матери/защищающего отца, а во втором случае – по образу самого себя (в настоящем, прошлом, будущем, в идеале). Отсюда он делает вывод, что нарцизм представляет собой определенную стадию развития либидо. Как можно было бы рассудить читателю, нарциссический тип возникает при доминировании первичного нарциссизма в выборе объекта.

Фрейд приводит пример трогательной любви к нарциссическому ребенку как образец возрождения собственной нарциссичности, каким образом с этим сталкивается человек и какие трудности встают на его пути.

Думается, что нарциссическая личность, как правило, не может любить себя, т.к. она в принципе не умеет любить! И здесь интересным встает вопрос о том, что его все любят (Фрейд привод пример нарциссических женщин), а он не любит никого. Получается, что запускается процесс соблазнения, чему невозможно противостоять. Но также у нарциссов острой возникает проблема удовлетворения этой жажды любви, которая так и остается нерешенной.

6. Эдипов комплекс, вытеснение и образование Я-идеала. Сублимация и идеализация.

В начале 3й главы Фрейд достаточно сложным и запутанным способом связывает комплекс кастрации (как часть Эдипова комплекса) и нарциссизм. Насколько можно понять, он говорит о том, что влечения Я и либидинозные влечения смешиваются на данном этапе развития, и это каким-то образом имеет отражение на нарциссизме ребенка. Однако далее, он немного проясняет, что эдипов комплекс имеет нарциссическую природу, но насколько однозначно влияет или нет – не отвечает на этот вопрос. Насколько с этим можно согласиться или нет, сложно однозначно ответить. В любом случае первичный нарциссизм может влиять на развитие и становление личности, а также на последующие процесс, в т.ч. «кастрационные» волнения ребенка.

Фрейд говорит о том, что вытеснение исходит из самоуважения Я. При этом один человек какие-то мысли, желания, фантазии допускает, а другой их вытесняет. При этом вытеснение возникает у того, кто создал свое идеальное Я. Идеальному Я достается та любовь к себе, которой пользовалось действительное Я. А нарцизм переносится на новое идеальное Я. При этом человек не хочет поступиться нарциссическим совершенством своего детства, происходит возмещение утерянного нарцизма детства, когда он сам был собственным идеалом.

По мнению автора при сублимации происходит отвлечение либидо от сексуальной цели на иную цель.

Идеализация представляет собой процесс, который происходит с объектом, благодаря которому этот объект становится более значимым, не изменяясь в своей сущности. Фрейд уточняет, что идеализация возможна как в Я-, так и в объектном либидо.

Автор призывает не путать понятия образование Я-идеала и сублимированного влечения. Человек, который отказался от нарцизма в пользу Я-идеала не обязательно сублимирует свои либидинозные влечения. Сублимирование – особый, независимый процесс.

И сублимация, и идеализация как процессы, протекающие в психической реальности объекта достаточно интересны для рассмотрения и попытки их понимания. Эти процессы также близки многим невротическим и пограничным пациентам, глазами которых можно прояснить для себя эти процессы. Было бы также интересно зачатки и последствия данных процессов проследить и у психотических пациентов.

Не смотря на небольшой объем текста, работа о нарциссизме достаточно полная, емкая и уникальная. Фрейд как всегда, объясняя какие-то вопросы, заставляет читателю задуматься над теми, которые были поставлены в тексте, но не освещены подробнее.