Neudobstva-kultury

Анализ работы З. Фрейда «Неудобства культуры»

Границы Я и вопрос памяти

В начале своих рассуждений Фрейд ставит вопрос о том, что Я без четко очерченной границы переходит в ОНО. То есть дает понять читателю о размытых границах между Я и ОНО. Можем ли мы согласиться с данной позицией или нет, зависит от глубины наших самонаблюдений и самоанализа. Кажется разумным тот факт, что границы Я нельзя считать неизменными. Например, при восприятии и отреагировании на какие-либо события человек не всегда осознает одинаковую информацию, часть информации воспринимается бессознательно и может быть позднее переведена на уровень сознания при определенных обстоятельствах.

Также можно дать однозначное согласие с мнением Фрейда о том, что на пике влюбленности стирается и расплывается граница между Я и предметом влюбленности, при этом возникает ощущение проникновения своего Я в Я другого (в объект влюбленности). Состояние влюбленности сродни психической патологии, о которой также упомянул автор.

Достаточно интересно познакомиться с идеей о развитии Я с детства до взрослого состояния и изменения вплоть до смерти. Проблемы эволюции Я автор описывает следующими этапами:

  1. отмежевание и расщепление Я;
  2. последующее сохранение целостности Я.

В первой главе автор также рассматривает проблема сохранения базовых элементов в психике, делая переход от размытых границ Я к проблемам памяти и забывания. Достаточно сложно прокомментировать постулат о том, что быстрое забывание стирает всякие следы памяти, уничтожает их, поскольку здесь порождается больше вопросов о том, каким образом был сделан данный вывод. Однако далее уже следует согласиться с тем, что в душевной жизни не погибает ни один возникший в ней элемент, все, что человек воспринимает, сохраняется и при определенных условиях (регрессии) может снова возникнуть в сознании. Конечно же, это так называемое воспоминание легким образом проверяется на таком примере, как сновидения. Однако, тут читателя подстерегает достаточно интересный вывод о том, что сохранение прошлого опыта не остается в нетронутом виде, оно искажается в процессе развития психики человека. В более ранних работах автора уже был упомянут данный вывод.

Фрейд говорит о том, что ранние фазы развития организма едва ли оставляют какие-то ощутимые следы в психике человека. Однако, в работах Мелани Кляйн можно почерпнуть идеи обратного характера.

Волнительные переживания вызывает также идея автора о том, что прежние события жизни человека искажаются и деформируются, и не могут быть восстановлены и пережиты в своем первоначальном виде. При этом возникает ощущение страха, утраты чего-то ценного, что никогда не может повториться.

Пути к счастью и «проблема индивидуальной экономики либидо»

Фрейд выделяет следующие пути к счастью человека:

  1. Избежание боли и неудовольствия;
  2. Получение максимума удовольствия и радости.

Автор говорит о том, что программа элементарного принципа удовольствия задает цель жизни, и с этой мыслью можно соглашаться бесконечное количество раз, поскольку действие этого принципа повторяется на множестве примеров людей в настоящем и прошлые времена.

Первоначально было очень печально и тревожно познакомиться с идеей Фрейда о том, что намерение сделать человека счастливым не входило в планы «творения». Однако при более длительном процессе осознания этой идеи, она даже может облегчить боль человеческого бытия и примирить человека с трудностями, ужасами и страданиями, встающими на его жизненном пути. Фрейд говорит об ограниченности способности к счастью конституцией человека. Это поразительный с одной стороны, а с другой стороны – логичный вывод о том, что возможности человека ограничены. Он видит источником страданий три стороны:

  1. тело;
  2. окружающий мир;
  3. другие люди.

И как бы автор дает нам далее понять, откуда появляется принцип реальности: это трансформированный страданиями принцип удовольствия. При этом Фрейд приводит достаточно интересную классификацию способов получения удовольствия:

  1. избегание наказания (неудовольствия);
  2. химическое воздействие (интоксикация);
  3. мания (эйфория опьянения без ядов);
  4. умерщвление влечений (йога);
  5. подавление инстинктивных влечений;
  6. переключение либидо (сублимация);
  7. удовлетворение с помощью иллюзий (воображаемая жизнь);
  8. отказ от реальности (отшельничество);
  9. религия как бредовое извращение;
  10. чувственная любовь;
  11. бегство в невротическое заболевание;
  12. обретение убежища в психозе.

Развивая достаточно печальную, но жизненную идею автор в конце 2й главы делает вывод о том, что поскольку человек не был создан для счастья, то и удовлетворение принципа удовольствия – средство достижение счастья не может быть достигнуто до конца, однако человек делает повторные попытки к его достижению. Наверное, комментарии здесь излишни, таковы судьба и жизненный путь человека.

Человек как Бог на протезах. Требования культуры (чистота, порядок) и судьба анального влечения

К 3й главе достигается пик эмоционального напряжения при прочтении произведения, как гром среди ясного неба мы сталкиваемся с идеей о том, что вину во многих наших бедах несет культура, враждебность которой возникла при:

  1. победе христианства над язычеством;
  2. наступлении эпохи технического прогресса.

Далее становится более понятным, в чем проявляется беда от культуры, когда Фрейд подводит нас к теории неврозов, говоря о том, что человек заболевает неврозом, когда мера ограничений, накладываемых на него требованиями культурного идеала, становится невыносимой. И конечно же, тут не приходится спорить или сомневаться с данным мнением, поскольку подтверждением этого служат те меры и ограничения в поведении, которые накладывает на нас культура.

Так называемое «окультуривание», то есть завоевание пространства и времени, подчинение природы не сделало человека счастливым. Во многом можно согласиться, со многим можно поспорить. Однако, неопровержим тот факт, что культура не является 100%-ным гарантом счастья человечества, каждый инструмент/надстройка имеют свои положительные стороны и ограничительные препятствия.

Культура для Фрейда – это то, что отличает нас от животного, да мы приблизились к божественности мироздания, но не стали богами. «Человек – протез бога» («био-психо-техно существо») по выражению автора не является совершенным, поскольку наши методы и инструменты не могут сделать за нас все, не могут обеспечить полнейшего удовлетворения принципа удовольствия.

Фрейд отмечает, что красота, чистота и порядок занимают особое место в ряду требований культуры. Он делает упор на том, что развитие культуры – навязанный человечеству процесс в силу следующих причин:

  1. происходят изменения человеческих влечений;
  2. некоторые влечения подавляются так, что появляются черты индивидуального характера: например, анальный эротизм который трансформируется/сублимируется таким образом, что порядок и чистота являются основными требования культуры, несмотря на то, что их необходимость не является очевидной, и сами по себе они не служат источниками удовольствия;
  3. культура строится на отказе от сильных влечений.

Да, действительно, при изучении антропологии мы приходим к выводу о том, что в процессе окультуривания происходит такая трансформация первоначальных человеческих влечений и желаний, что в конце такого развития его просто уже нельзя узнать и сопоставить с «оригиналом».

Любовь как основа культуры

Фрейд полагает, что прародителем человеческой культуры является любовь. Ход его рассуждений приводит нас сначала к мысли о том, что первоначальная основа культуры – это любовь, однако, конечный результат окультуривания – любовь угнетенная. Такое угнетение происходит за счет преобразования влечения в целенаправленное. Моногамные браки, обряды, ритуалы, запреты и ограничения на любовь подтверждают данную позицию.

Очень интересное мнение автор выдвинул о том, что не все люди достойны любви. Фрейд не развивает данную мысль, поэтому за ней кроется огромное количество вопросов: А кто достоин? Почему достоин? Каковы критерии – быть достойным?

Давая определение любви, автор выделяет следующие понятия:

  1. отношения между мужчиной и женщиной, которые на фундаменте половой любви создали семью;
  2. позитивные чувства, связывающие детей и родителей, других родственников.

При этом он говорит о 2х видах любви: чувственной и осознанно целенаправленной. Под влиянием культуры, как можно понять автора, и выделяется такая целенаправленная любовь.

«Со стороны культуры тенденция к ограничению половой любви выражена не меньше, чем тенденция к постоянному расширению круга приобщенных к культуре людей», — то есть Фрейд таким образом говорит о двойственной направленности культуры, целью которой является тотальный контроль и всевластие над человеком. Эта интересная мысль, подтверждение которой можно найти в рассмотрении культур различных государств и некогда великих народов.

Культура, по мнению автора, является неким прообразом узницы влечений, вынуждая ее разработать строгие меры и правила во избежание восстания необузданных сил влечений. Интересно, возможно ли было бы какое — то иное решение организации института культуры для одновременного сохранения безопасности индивида и удовлетворения его потребности в чувственной любви?

От агрессивной наклонности человека к первичному влечению. Нарциссизм «малых различий»

Фрейд неоднократно замечает в этом и других своих произведениях тот факт, что в душе человека таится немалый заряд агрессивности. Очень затронула фраза «человек человеку волк». Кажется, что автор хотел этим подчеркнуть этим окраску состояния человеческих отношений не только в прошлом, но и в современном мире. Наверное, изначально, это разумная предпосылка существования и эволюционирования человечества, однако, данная мысль, как правило, вытесняется в современном обществе. Автор говорит о том, что человек рассматривает своего ближнего как объект, на который можно выплеснуть свою агрессию, и это действительно часто бывает так. Агрессию выплескивать необходимо, в случае невозможности выхода агрессия выпускается вовне (аутоагрессия), что может привести к тяжелым психическим заболеваниям (например, шизофрении).

Далее Фрейд дает логическое объяснение действиям культуры, направленным на обуздание агрессии людей: культура не жалеет сил, чтобы обуздать агрессивные влечения людей, подавить выплеск диких психических реакций. Автор говорит о побуждении людей со стороны культуры к объединению и целенаправленной разумной любви, ограничению в половой жизни и возникновению требования любить ближнего как самого себя. После таких логических объяснений многое становится понятным при понимании культурных и религиозных ценностей.

Примечателен вывод про наличие агрессивности, которая возникает не как проявление алчности при разделении собственности, а о так называемой врожденной агрессии, которая проявляется у детей. Да, это умозаключение не противоречит ранее сделанным выводам автора, проследить наличие агрессии у детей можно как при непосредственном наблюдении за ними в реальной жизни, так и при прочтении произведений литературы, например, Достоевского, Чехова.

Фрейд рассматривает преимущество создания узкого культурного круга и говорит о том, что выход враждебности можно направить на тех, кто не состоит в этом круге. Действительно, наблюдения за семьями, малыми соседствующими народностями иллюстрируют его выводы. Этим он говорит о существовании «нарциссизма малых различий» как о явлении, способствующем выходу агрессии, облегчающем единению членов какого-либо сообщества.

Агрессия против я, чувство вины, совесть

По мнение Фрейда агрессия подвергается интроекции и направляется против собственного эго: становится совестью и чувством вины, таким образом проявляется потребность в наказании. Наверное, можно было бы слегка поспорить с данным выводом, если б имелось больше доказательств такого выхода агрессии. Однако, внутренний мир человека настолько сложен и разнообразен, что можно сказать, что такая идея возможно имеет место быть. Тем более практические психоаналитические сеансы вполне могли бы подтвердить это.

Сложно сказать, может ли чувство вины возникнуть даже тогда, когда человек не совершил дурного поступка, но имел намерение его совершить. Наверное, это зависит от силы Супер — Эго. Автор говорит о том, что возникновение чувства вины объясняется страхом потери любви со стороны значимых авторитетов, что он раскроет либо поступок, либо замысел, при этом возникает угрызение совести. Это достаточно глубокое умозаключение, немного не хватило более детальных выводов, как он пришел к этому.

Далее Фрейд отмечает развитие совести: ее интериоризацию, говорит о том, что этой совестью становится судьба (высшая сила разлюбила). Понятие совести непосредственно переплетается с понятием чувства вины (как результатом действия совести). Автор приводит нас к двум источникам чувства вины:

  1. страхом перед авторитетом;
  2. страхом перед супер – эго.

Очень примечательно показана работа совести следующими образом: «агрессия совести консервирует и продлевает агрессию со стороны внешнего авторитета», то есть, как можно было бы понять, работа внутренней совести усиливается работой совести другого человека – авторитета.

Фрейд рассмотрел динамику существования совести:

  1. совесть как причина отказа от удовлетворения влечений;
  2. отказ от удовлетворения влечений становится динамическим источником совести.

Это достаточно интересный круговой процесс: первоначальное событие порождает другое, которое затем порождает само первоначальное событие. Хотелось бы, конечно, и далее разить эту мысль, как это влияет на человека в итоге, то есть получить более общую, целостную картину.

Вражда между Эросом и влечением к смерти и культурный процесс

В конце произведения Фрейд подводит нас к итоговому противопоставлению 3х процессов: Эроса, инстинкта смерти и культурным процессом, в который вовлечено человечество. Очень необычной к восприятию является фраза о том, что развитие культуры и человека – два схожих процесса. Культура для Фрейда – это модификация жизни под влиянием Эроса и силы судьбы. Сколько смыслов несет данная фраза – остается загадкой.

Фрейд нас подводит к пониманию явления антагонизма влечения к жизни и к смерти и проводит параллель с индивидуальным и культурным развитием. В конце произведения читателю не хватило больше ярких примеров и подробных логических цепочек, однако, общий посыл и причины такой вражды понять возможно.

«Невротизм народов» и возможность терапии культурных сообществ

Фрейд задается вопросом о постановке диагноза культуре как страдающей неврозом. Наверное, им предполагается под термином культура в данном контексте культурное сообщество, масса людей. Здесь вспоминается его произведение «Психология масс…», вообще оба этих произведения: «Неудобства культуры» и «Психология масс…» достаточно сильно перекликаются мыслями, взглядами, линией критики. Идея Фрейда, как можно было бы понять, состоит в том, чтобы разработать схему лечения народов от неврозов, он возглавляет надежды, что кто-либо данным вопросом займется в будущем. Можно предположить, что ответ на данный вопрос так и не найден в настоящее время, однако, попыток могло быть сделано немало. Почему-то именно здесь, в заключении вспоминается мысль автора об «океаническом чувстве», которое могло бы объединить людей для борьбы с культурой, но и при одновременном сосуществовании в ней. Наверное, стоит далее подумать, как приобщение к этому чувству и владение им могло бы способствовать излечению от неврозов.